Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Улан-Удэ
Иркутск
Томск
Омск
Чита
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирск
Абакан
Дальневосточный федеральный округ
Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск







































Политика

Шаг навстречу объективной истории «народной дипломатии» между США и Россией

Шаг навстречу объективной истории «народной дипломатии» между США и Россией
Колымский писатель Пётр Цыбулькин готовит материал о результатах работы российско-американской программы «народная дипломатия». В середине июля в Магадане прошла презентация книги бывшего советника по внешней политике двух губернаторов Аляски, Дэвида Рамсера. Целью исследований магаданского публициста, члена Союза писателей России Пётра Цыбулькина, являются события на Северо-Востоке страны 80-90 годов прошлого века. Этот период американским автором подан однобоко, максимально выгодно преподнесены усилия США, а российские напротив. Такой подход возмутил свидетелей и участников тех процессов. На презентации книги возникла серьезная дискуссия. Ответное слово, российский взгляд решил подготовить Пётр Цыбулькин. Накануне мы встретились с писателем и задали несколько вопросов.

Пётр Иванович, в июле ряд городов Дальнего Востока, включая Магадан, посетила делегация из штата Аляска с презентацией книги Дэвида Рамсера «Растопить ледяной занавес» о периоде развития отношений между нашими странами, получившем название «народная дипломатия». На презентации книги  вы оценили её содержание как американский взгляд на события и предложили подготовить материалы с российской оценкой этого периода, что вызвало, одобрение присутствовавших. Как идёт работа над материалом, в какой он стадии? Вы не отказались от своих слов?

            — Разумеется, нет,  от своих  слов и намерений я не отказался. Обещанный анализ планировал завершить и завершил к середине осени, когда практически все магаданцы возвращаются из отпусков, и, вы, наверное, тоже обращали на это внимание, все общественные и творческие процессы у нас активизируются. Таким образом, аудитория читающих увеличивается. Материал я предложил нескольким официальным изданиям, но пока никакой реакции нет. Возможно потому, что моё мнение не во всём совпадает с официальным. И это интервью, как нельзя, своевременно, если расценивать его как своеобразный пиар-ход. Могу допустить, что информационным поводом для него как раз и послужило направление мною статьи в редакции СМИ.

Кстати, визит Дэвида Рамсера, мне кажется, по времени выбран не совсем удачно. В июле у нас пик отпусков, поэтому многие желающие поучаствовать в дискуссии на презентацию не попали.

— Замыкаться и рвать связи — самый тупиковый путь. Судя по вашему материалу, дальше выстраивать отношения в одностороннем порядке невозможно. Как восстановить процесс общения колымчан и аляскинцев на взаимовыгодных условиях? Возможно ли такое?

— Я считаю, возможно. И только на взаимовыгодных условиях. Россияне, и дальневосточники в их числе, за постперестроечные десятилетия уже стали другими и понимают, что внешняя красивая оболочка не всегда соответствует такому же внутреннему содержимому. Поэтому то, что будут предлагать активисты и с той, и с другой стороны на общественном уровне будет оцениваться весьма критически. И это общественное мнение надо будет принимать во внимание, а не как сейчас это делается в реализации спущенной сверху инициативы по добавлению названия к давно построенным и действующим аэропортам.

Нужно также, чтобы каждая из сторон учитывала чаяния и интересы другой и предлагала проекты, которые действительно нужны, а не те, которые ей кажется, что нужны. И не использовать канал «народной дипломатии» в личных целях. Вот зачем, к примеру, были нужны американские окорочка в обмен  на развал нашего сельского хозяйства? Кстати, в этом виноваты и мы, российская сторона.

Мне также кажется, надо быть очень осторожным в выборе участников реализации проектов «народной дипломатии» и каким-то образом оградить этот процесс от людей, которые в течение тех же самых прошедших десятилетий неоднократно обещали, но так и не сумели совершить «прорыв», а положение в области только усугубляется. Высока вероятность использования «народной дипломатии» в личных интересах. Но люди со здравым смыслом, которые могли бы поддержать этот процесс, у нас есть. Единственный недостаток у многих — острая критика деятельности властей. Но в этом и достоинство — неравнодушие  на фоне настоящего, а не декларируемого, патриотизма.

В своих работах вы акцентируете внимание на негативных последствиях программы “народная дипломатия”, но ведь есть и положительные?

            — Как бы оно ни было, и кто бы, что ни говорил, и я в том числе, главное достижение «народной дипломатии» — мы все стали другими и доверие между простыми гражданами обоих государств сильно возросло. И это очень хорошая площадка для начала следующего этапа.

В книге Дэвида Рамсера это возросшее доверие иллюстрируется двумя событиями, связанными с авиаперелётами — южнокорейского авиалайнера, сбитого в 1983 году, и «перелётом дружбы» в 1988 году по маршруту Ном — посёлок Провидения. Во втором случае самолёт направился в нашу сторону при отсутствии необходимых согласований, что для служб слежения выглядело как вторжение. И, к счастью, долетел до места назначения благополучно. При отсутствии согласований, указаний и команд сверху люди приняли самостоятельное решение. И оно диктовалось возросшим доверием между людьми с обеих сторон. А ведь между указанными событиями прошло всего пять лет.

Думаю и наши политики, принимая решения о введении каких-либо взаимных ограничений, действуя в соответствии с устаревшими стереотипами, внутри, где-то в глубине души всё-таки сомневаются в целесообразности своих действий. И нужно, чтобы этот скрытый кусочек доверия к противоположной стороне рос и развивался. Находясь под административным влиянием, этим же глубоко запрятанным чувством, наверное, руководствовался отчасти и Генконсул США во Владивостоке М. Кийс, организовавший презентацию книги Дэвида Рамсера на Дальнем Востоке. И спасибо ему за данную инициативу, позволившую расшевелить то, что вроде бы замерло окончательно.

Если бы сейчас возобновилась программа “народная дипломатия” смогла бы она принести пользу Магаданской области?

            — Если вы помните, пару лет назад по моей инициативе в газете «Колымский тракт» реализовывался проект под названием: «Если бы губернатором был я», возникший после того, как недобросовестные местные СМИ украли с моей странички в «Фейсбуке» неудобные вопросы губернатору». К сожалению, он не получил развития, поскольку оказался невостребован во властных органах. Хотя в СССР такие проекты проходили на «ура».

Мне, как координатору проекта, поступило много обращений с различными предложениями на пользу области, которые мне очень понравились. Если говорить об экономической составляющей, то это, к, примеру, организация переработки мусора, которого у нас больше завозится, чем вывозится; изготовление напитков и других продуктов из местных экологически чистых дикоросов, изготовление брикетов для каминов из плавника и валежника и так далее. А ведь это варианты производства на экспорт. И подобных предложений  много. Думаю, в этом направлении и нужно искать применение возможностей «народной дипломатии». Только, повторюсь, избегать советов и помощи тех, кто уже проявил в последние десятилетия неспособность к «прорыву». Кто завозит в Магадан бруснику из Карелии, а уёк (мойву) из Мурманска. И на фоне декларируемой якобы заботы о повышении жизненного уровня колымчан находит умные слова, чтобы обосновать целесообразность применения на своих производствах заезжей рабочей силы.

В рамках сотрудничества в области культуры я бы организовал выездные показы в Аляске с обсуждением наших народных и получивших широкую народную поддержку художественных фильмов — «Двадцать восемь панфиловцев», «Время первых», другие, в том числе советские, которые неконъюнктурно освещают нашу историю и образ российских людей.

Но самое основное направление совместной деятельности в рамках «народной дипломатии» я вижу под тем лозунгом, с которого она начиналась — «воссоединение семей коренных народов, проживающих по обеим сторонам пролива». То есть сохранение или, если хотите  — консервация, их культуры по тем принципам и позициям, которые ещё на рубеже XIX-XX веков сформулировал наш учёный В. Тан-Богораз совместно с его американскими коллегами. Об этом я как раз и говорю в своей статье.

И всем нам, и на том, и на этом берегу, надо как-то влиять на свои правительства, чтобы поскорее реализовывался проект строительства тоннеля под Беринговым проливом с последующей прокладкой трассы от Чукотки до траннссибирской магистрали. Это снимет большинство вопросов во взаимных отношениях. Ведь дорога – это жизнь.

В КНР сейчас мощнейшая экономика в мире. Граждане Поднебесной приезжают на Колыму не только работать, но и получать высшее образование. Здесь они ассимилируются. Не настораживает вас эта тенденция? Что думаете на этот счёт?

            — Я, наверное, один из немногих людей, которые относятся скептически к этим утверждениям, как к отвлечению внимания на негодный объект, и не раз касаюсь данного вопроса в своей статье. Если почитать исторические хроники, то, к примеру, в Иркутске,  в середине XIX века, китайских торговцев в процентном соотношении было, наверное, столько же или даже больше. Много их и в США. Но, однако, ни Сибирь, ни Соединённые Штаты они до сих пор не захватили.

Я, например, вижу другую ассимиляцию — в наших душах и мировоззрении несвойственной культуры российских народов. И совсем не китайской. Засилье таких фильмов наблюдается сейчас на экранах наших кинотеатров и по телевидению? Слова и термины из этого языка всё больше проникают в наш лексикон, не говоря уже о компьютерных технологиях, хотя в постперестроечный период от нас за рубеж уехало много программистов? Какие названия сейчас у нас в ходу?

Очень интересный исторический факт приводит в своей книге Д.Рамсер. После того, как Аляска была куплена США, в штат были направлены американские миссионеры с целью удалить остатки русской культуры, включая православие. Никаких ассоциаций с нынешними событиями на Украине не возникает?

Но это никакого отношения к «народной дипломатии» не имеет.

Яндекс.Метрика